Прогноз погоды


"ЗГВ: горькая дорога домой"

развернуть

7

Группа советских войск в Германии, или Западная группа войск — гордость и блеск нашей армии. Вряд ли какое-либо другое воинское формирование было удостоено такого внимания. Ее высокими гостями стали Президенты и Генеральные секретари, федеральные канцлеры и Председатели правительств, парламентарии, министры, видные военачальники…

Руководителей рангом пониже — не перечесть. Их Западная группа встречала и чествовала каждодневно.

Гости ЗГВ — тема особая. Крайне щекотливая и во многом запретная. В печати, как местной, так и центральной, только сухие официальные сообщения: побывал, осмотрел, встретился.

Однако умолчать о многочисленных набегах из-за «бугра» грешно, ибо именно они вносили особый колорит в здешнюю жизнь и службу.

Утро Западная группа начинала со встречи гостей. В 6 часов прибывал поезд из Москвы, в полдень делал посадку самолет-«почтовик». В последние годы гости, как правило, прибывали самолетом. За поезд приходилось платить, да еще валютой, а самолет свой, военный, по служебной надобности, бесплатный. Ну а в том, что все летели сюда исключительно по служебной надобности, сомнений не было.

И вот наступал торжественный момент: гости сходили на «землю обетованную». Ох, как любили они эту землю и как… ненавидели. Но об этом в двух словах никак не расскажешь, и потому, для начала, немного истории.

16 июля 1945 года на Потсдамскую конференцию руководителей государств антигитлеровской коалиции прибыл Иосиф Сталин.

Штаб группы советских оккупационных войск квартировал тогда в Потсдаме и первый Главком Маршал Советского Союза Георгий Жуков лично занимался размещением делегаций, определял здания и помещения, где должен был жить и работать Сталин, сопровождающие его лица.

Солдаты и офицеры группы отремонтировали и оборудовали эти помещения.

Самые сложные, напряженные этапы своей биографии группа пережила в период правления Никиты Хрущева и Михаила Горбачева. Это и 1953 год — «рабочее восстание» и 1961-й — возведение Берлинской стены, советско-американское противостояние и, конечно же, последнее четырехлетие — вывод войск.

Горбачев не почтил своим высоким присутствием ГСВГ. Правда, во время празднования 40-летия ГДР он встретился с Главкомом группы генералом армии Борисом Снетковым и посетил музей в Карлсхорсте.

Горбачеву, как никому другому, стоило бы поближе познакомиться с Западной группой войск.

Ведь он решал ее судьбу. Но Президенту СССР было недосуг…

В отличие от Михаила Горбачева, Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин не обошел вниманием проблемы крупнейшей военной группировки. На исходе 1964 года он возглавил правительство, а уже в 1966-ом приехал в ГСВГ Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев посетил группу в 1947 году.

Президент России Борис Ельцин, во время визита в ФРГ в ноябре 1991 года, побывал в Вюнсдорфе, встретился с руководством группы и выступил перед офицерами, рабочими и служащими.

В июле 1993 года в ЗГВ прибыл премьер-министр России Виктор Черномырдин.

Приезды первых лиц государства производили на вюнсдорфцев неизгладимое впечатление и оставались в истории группы навсегда. Не хотел бы пересказывать «дворовые» байки об этих визитах, которые передаются из поколения в поколение служивых людей, тем более, что касаются они, как правило, не самого высокого гостя, а его многочисленного окружения.

Право же, не знаю, как встречали Брежнева и Косыгина. Не присутствовал.

Как принимали Ельцина, слышал из уст очевидцев. Черномырдина на вюнсдорфской земле приветствовал сам.

Признаюсь сразу, хлопотное это дело — приезд премьер-министра. Армия, как ни крути, полностью зависима от правительства, потому и приходится «чистить перышки».

Помню, перед прибытием Виктора Степановича несколько дней мели и мыли и без того словно вылизанную главную улицу Вюнсдорфа — «Берлинку». Развешивали российские флаги.

С прежних времен осталось много той, союзной, «большевистской» символики. Срочно замазывали ее, рисовали трехцветную, российскую. После отшумевшего празднества зашел я к своему товарищу, заместителю по работе с личным составом базы ликвидации подполковнику Владимиру Петрищеву и обомлел. В глазах рябило от российских флагов. Такое впечатление, что они были всюду — на стендах, щитах наглядной агитации и даже на стене столовой.

— Зачем тебе столько, Егорыч?

Петрищев усмехнулся в усы.

— Что поделаешь, я человек военный. Приказали.

А вот военной торговле вряд ли мог кто приказать. Разве что Главком или его зам по тылу. И потому военторги действовали в соответствии с собственной логикой и разумением. На три дня закрыли «столичный» универмаг. Зачем? Новые товары завозили, дефицитные.

Усмехнетесь, мол, какой в Германии дефицит, там же все есть. В Германии и вправду все есть. Но ЗГВ — не Германия, ибо наша родная торговля должна создать дефицит даже там, где его в природе не существовало.

Бедные немецкие продавцы. Кто они такие? Мелкие лавочники, вынужденные угождать каждому покупателю, раскланиваться направо и налево. А почему? Нет дефицита. Они и не подозревают, что только он родимый, словно волшебная палочка, может золушку превратить в принцессу. Да что там в принцессу, — в королеву.

Не знаю, видел ли премьер-министр вюнсдорфских торговых королев? Право же, стоило познакомиться премьеру.

Но это, что касается торговли. Торговля, она и в Африке торговля. Завезли товар, сменили новое покрытие в коридорах универмага и, пожалуйста, — встречай хоть папу Римского. А каково воинским частям, кому выпадает честь рапортовать высоким гостям. Тут уж казармы, куда ступит нога правителя, переделываются, почитай, заново. Ну что с того, что через полгода — все это ломать, упаковывать, вывозить. Главное показать товар лицом — сегодня, сейчас, сию минуту.

Кто знает, наступит ли эра, когда не будет места в нашей армии показухе?

Но только ли Западная группа войск повинна в этом? Разве чиновники, десятками приезжающие и прилетающие сюда, не жаждали обильного угощения, богатых подношений, ну и, конечно, чтоб всю командировку как в калейдоскопе — водка, пиво, баня… Баня, водка, пиво… То же самое желательно и в самолет, в дорожку, с собою, чтобы опомниться только в Москве. А опомнившись «с бодуна», поскрежетать зубами от злости и зависти на тех, кто еще вчера поил и кормил. Ибо из голодной России жизнь «поильцев и кормильцев» казалась сплошным пьяным праздником.

Только кто же тогда работал и служил, мерз в караулах и не смыкал очей на боевом дежурстве, выводил технику, вывозил боеприпасы, людей, семьи? Всю эту огромную по масштабам работу делали солдаты и офицеры группы войск, совмещая ее с ролью гостеприимных, хлебосольных хозяев.

Каждый приезжающий из России не подозревал, что только вчера, а может и сегодня, час-другой назад, обвешанный коробками и узлами с покупками, убыл его предшественник.

Еще не остыла баня, еще не выметена парилка и не выброшены пустые пивные банки, а хозяева «лобзают» нового гостя.

Почему так случалось? Да потому, что крупный московский министерский чиновник тоже человек. Кстати говоря, весьма бедный. И ему хочется хоть недельку пожить по-человечески.

Нет, не по-барски. Вряд ли парилку, пусть даже с бассейном, сто грамм «самой чистой водки в мире» да банку пива можно считать барством. Но увы, в замерзающей столице полковник российской армии не мог себе позволить такую роскошь. Баня, «смирновка», баночное пиво давно уже не офицерский набор.

В ЗГВ такой набор был вполне возможен и реален, ибо «пособие по безработице» в валюте, которое выплачивалось офицерам группы, из России казалось несметным богатством.

Это, конечно, не так, но на пиво для гостей хватало.

Право же, не знаю, какими подарками одаривали самых высших чинов. В печати по этому поводу было много шуму. Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть эти публикации. Говорю лишь о том, что известно мне доподлинно, что видел собственными глазами, трогал своими руками или прочел в документах.

Могли офицер или прапорщик ЗГВ подарить, дать взятку, если хотите, автомобилем? Думаю, что да. Не новым, конечно, ибо солидная иномарка в магазинах ФРГ стоит, по нашим меркам, фантастическую сумму — десятки тысяч дойчмарок. А их реально не могло быть даже у тех, кому повезло начать службу с «валюты», то есть с середины 1990 года, когда зарплату стали выплачивать марками ФРГ Что же касается металлолома, именуемого у нас автомобилями, от которого мы очистили территорию Германии, то такой подарок способны были сделать некоторые.

Правда, и тут надо было поднатужиться, ведь чтобы приобрести автомобиль хотя бы 10–15-летней давности, следовало выложить одну-две месячных зарплаты. А ведь еще есть семья, дети…

Некоторые наши газеты любили посмаковать тему сверхдешевых автомобилей. Назывались «ну очень смешные цены» — 200 марок. И сразу из России несколько звонков-заказов на двухсотмарочные автомобили. Как тут объяснишь, что даже в «стране сказок» отсутствуют сказочные цены.

Как правило, гости средней руки на машины не замахивались. Приезжая в командировку в Германию, мечтали купить видеомагнитофон, телевизор, разумеется, подешевле. Что-нибудь из вещей, обуви, кое-какие подарки жене, детям. Разумеется, им помогали. Ибо знали: если офицер не купит телевизор или «видик» сейчас, здесь, он не купит его никогда.

Чиновники Министерства обороны, побывав в Германии, возвращались на рабочие места и помалкивали. Иное дело — коллеги-журналисты — пишущая и снимающая братия. Тех просто распирало от негодования. А поскольку за неделю — другую мало что удавалось увидеть, тем более в чем-то разобраться, то, как правило, пережевывали «вечные темы» — мафия, коррупция, спекуляция подержанными машинами.

Некоторые вносили свою, новую нотку. Помнится, руководитель одной из творческих групп Российского телеканала слезно упрашивал сопровождающих его офицеров помочь с покупкой дешевого видеомагнитофона.

Но где его найти, дешевый? Да еще по московским меркам. Бросились по военторгам, складам. «Откопали»-таки уцененный, из ремонта, приплатив еще и своих. И что вы думаете, через месяц с экрана телевизора тот самый «слезный проситель», свой в доску парень, объявил, что к спекуляции автомашинами в Германии прибавилась спекуляция дешевыми видеомагнитофонами!

Вообще, набеги журналистов в Западную группу войск это тема низости и позора нашей печати. Право же, меня трудно чем-либо удивить, за 25 лет работы в газетах и журналах повидал многое, но такое не могло присниться и в страшном сне.

Создавалось устойчивое представление, что порядочных людей сюда просто не пускали, или они не могли пробиться, зато приезжали рвачи, хапуги, пьяницы, мздоимцы. Они не гнушались ничем, порой даже рваным маскхалатом, нахально снятым с плеч офицера.

Но это редко. Запросы обычно были повыше-достать, купить, переправить попутным бортом в Москву.

Поиск подержанной автомашины (а многие приезжали в Германию именно за этим) становился обязанностью офицеров ЗГВ.

Тот из моих коллег, кто, прочитав эти строки, готов с негодованием рвануть рубаху на груди, пусть выглянет предварительно в окно. Возможно, у ворот редакции скромно припаркован старенький «мерседес», «опель» или какая-либо другая иномарка.

Уверен: в восьмидесяти процентах из ста — эта машина не миновала Западной группы войск.

Ну а уж сладко кормить гостей, поить и, разумеется, все бесплатно — это закон. Проживание в гостинице тоже за счет группы или за символически смешную плату.

Помню, как растерянно разводил руками начальник пресс-центра ЗГВ полковник Дмитрий Тимашков, получив известие о крупном журналистском десанте из столицы.

На какие деньги кормить, как оплачивать гостиницу, чем задабривать? Только вчера проводили примерно такую же компанию и начфин, скрепя сердце, подписал счет. Теперь не подпишет. Значит, с шапкой по кругу?

А почему, собственно, с шапкой? Редко кто из них сказал доброе слово об армии или хотя бы попытался разобраться в военных проблемах. Вот и пусть пьют — едят за свои кровные, посещают магазины и совершают экскурсии не на колесах и бензине ЗГВ. Ведь завтра они будут наизнанку выворачивать вчерашних своих «поильцев» и «кормильцев» на страницах газет и с экранов телевизоров, обвиняя их в коррупции, спекуляции и мафиозных аферах. Коли принципиальны в печати, пусть также честны и принципиальны будут и в жизни. К чему принимать подачки из рук коррупционеров?

Ан, нет. В газетах, журналах, на телевидении все должно быть пристойно, чинно и благородно, клеймить их проклятых на чем свет стоит, а приехав в ЗГВ, бросаться в объятия клятых.

Возникает, конечно, и другой вопрос — почему кормили, поили, почему потакали, подносили? Стало быть, боялись? А честному человеку бояться нечего. Есть чего… Обольют «дерьмом», потом отмывайся, бегай, доказывай, судись. А уж «обливать» в последнее время у нас ох, как научились.

Нет, не собираюсь оправдывать тех, кто подносил, наливал, кормил. Поделом им. Да, организовать работу журналиста надо, но не более того. Трудно представить себе, что корреспондента, приехавшего в бундесверовский гарнизон, так носили бы на руках. А после этого, «отвалившись от корыта», он «навалял» бы зубодробительную статью о моральном разложении вчерашних «однокорытников».

У нас же все возможно.

Однако группу войск любила посещать не только журналистская братия. Если перефразировать известное изречение не менее известного поэта «все звезды в гости к нам», то особого преувеличения не будет.

Никогда и нигде я не видел такой плотности «звезд» на один квадратный метр.

Со скромных подмостков гарнизонных домов офицеров и солдатских клубов пели Муслим Магомаев и Тамара Синявская, София Ротару и Алена Апина, Вика Цыганова и Лада Дэне, Игорь Корнелюк и Михаил Муромов, Татьяна Овсиенко и Александр Буйнов, шоу-группы «На-на» и «Доктор Ватсон», «Любэ» и «Комбинация»…

Своим драматическим искусством воинов Западной группы войск радовали Владимир Зельдин и Людмила Чурсина, Нина Сазонова и Людмила Касаткина, Михаил Боярский и Федор Чехонков.

Бывали здесь и наши известные юмористы — Ян Арлазоров, Михаил Евдокимов, «Лицедеи». Думаю, что судьба накрепко связала медиков Западной группы и Владимира Винокура. Военные хирурги и травматологи совершили чудо — после автомобильной катастрофы сделали артисту несколько операций и подняли его на ноги.

Все эти «звезды» побывали в группе, разумеется, не в предыдущие полвека, а в последние год — два. Однако некоторые из них выступали здесь не один десяток лет и, пожалуй, могут назвать ЗГВ своим вторым домом.

Вот Людмила Зыкина, к примеру. Не без помощи Западной группы войск Людмила Георгиевна открыла Российскую Академию культуры в Берлине.

Что ж, добрый путь этому благому начинанию! Русская культура должна остаться в Германии.

Ведь с выводом группы войск с немецкой земли ушли не только танки, пушки, ракеты. Ушли русские люди, несущие культуру своего народа, ушли художественные коллективы ЗГВ. Те самые коллективы — ансамбль группы, оркестр штаба, которые так любили в Германии. Различные немецкие организации, предприятия неустанно писали заявки на имя Главкома, терпеливо «стояли в очереди», ожидая приезда военных артистов к себе в гости.

Однако с горечью надо сказать: эстрадная «звезда»-большая редкость на солдатской сцене. Что значит приехать с концертом в отдаленный полк, я уж не говорю о батальоне, роте?.. Пусть сбегутся все — солдаты, офицеры с женами и детьми. Наберется свободных от службы человек пятьсот, а зал в клубе на двести мест, в лучшем случае. Значит, нет сбора, нет денег, нет прибыли. А кто же сегодня задаром поет?

Но откуда такое звездное «изобилие» в Западной группе? В былые времена местные военные газеты объяснили бы это любовью к родной армии.

Увы, нет такой любви у современной артистической богемы. Нет, и все тут. Армия нынче бедна и не в чести. Значит, им не по дороге.

Что же касается ЗГВ, то здесь «любовь» звезд к армии имеет твердый фундамент. В основе его «звонкая» дойч-монета.

Один билет 4–5 марок. Объехав несколько гарнизонов, «звезда» имела неплохой куш. Кроме того, она прямо здесь, в гарнизонном универмаге, за более скромную цену, чем в немецком супермаркете, за честно «отпетую» валюту, могла приобрести хорошие товары.

Для многих российских певцов и музыкантов это была, пожалуй, единственная возможность выступить «за бугром», да заработать марки.

Надо сказать, что «звезды», побывавшие в ЗГВ, как правило, яркие индивидуальности и каждый по своему относится к зрителю. Некоторые честно «пахали» весь концерт, иные же, в маленьком, крохотном полковом клубе включали ревущую фонограмму, которая подводила их на каждом шагу. Временами хотелось провалиться сквозь землю от стыда, но, оказывается, такой моральный аспект давно уже отсутствует у многих наших популярных артистов.

Порою доходило до диких абсурдов, когда включалась фонограмма, а исполнитель сидел на стульчике посреди сцены и этак мило, хмельно улыбался. И правда, какие могут быть церемонии, марочки вы свои заплатили, а «фанера» тоже моя… Чего лишний раз кривляться.

Однако, несмотря на «издержки производства», люди шли на концерты. Не всем, правда, удавалось собирать полные залы, бывали и провалы, как у Вячеслава Зайцева и его театра мод, и обиды, высокомерное брюзжание, мол, не доросли, «пожалели марку», но тут увы, насильно мил не будешь…

Конечно, и командование гарнизонов старалось не травмировать артистов. При необходимости заполняли зал «дежурным подразделением». Помнится, в штабе и управлениях ЗГВ отбирали по 3–4 человека для обязательной явки на концерт Людмилы Зыкиной. Но надо отдать должное певице, она весь вечер пела бесплатно. Давненько здесь такого не бывало.

Гости Западной группы войск… Мы всегда были рады им. Тем более, от многих из них зависела наша будущая служба, жизнь. Тут уж хочешь, не хочешь — улыбайся.

За исключением, пожалуй, артистов, которые сами зарабатывали себе на жизнь, все остальные содержались на денежки ЗГВ. В первый день пребывания гостей им выплачивались солидные командировочные в валюте, приплюсуйте сюда проживание в гостинице, питание, «гостевые колеса», продпаек в дорожку… Набегает кругленькая сумма. Какая, интересно? Под страхом смертной казни назвали ее однажды в финуправлении ЗГВ — около 1 миллиона в валюте.

В последние годы эта цифра несколько уменьшилась. Сократились войска группы. Но не сократился поток гостей. Они ехали и ехали. Не было такого дня, чтобы десяток-другой людей не гостил в Западной группе.

В марте 1994 года, когда министр обороны России генерал армии Павел Грачев после визита в ФРГ заехал в штаб-квартиру ЗГВ, ему доложили: из Москвы едет комиссия. Планируется прибытие 65 (!) человек сроком на месяц. Подписал бумагу, дающую «добро» на приезд такой немалой комиссии один из замов министра.

Удивился Грачев такому мощному набегу чиновников из родного министерства и здесь же урезал состав комиссии до 40 человек. И не на месяц, а на две недели.

Приехало 49 проверяющих.

«Ладно, — вздохнул начальник финансовой службы ЗГВ Георгий Сапронов, — девять человек торговлю проверяют. Торговля их сама прокормит и обласкает. А остальные?..»

Что остальные, раскошеливайся начфин.

Грешно сказать, якобы в составе этой ответственной комиссии были лишь бездельники, желающие урвать сотню — другую марок. Нет, конечно. Группу войск проверять следовало, и намного строже, чем какое-либо другое хозяйство. Что, собственно, и делалось.

Но скажите, с какой целью в комиссию включили трех проверяющих офицеров из управления химических войск? Проверять-то нечего. Ни складов, ни техники, ни самих химвойск. К тому времени в группе оставалось два практически не существующих химподразделения в составе пока не выведенных дивизий.

А еще трое чиновников по проверке «драгоценных металлов». Там и одному на день работы. Ведь к весне 1994 года в группе сдачей «драгметаллов» государству занималось одно небольшое предприятие.

Все три с половиной года вывода войск Главком, финслужба слезно просили остановить «батыевы набеги». Персональное запрещение по этому поводу принимал Министр обороны. Но, как оказалось, и он не всесилен.

Стремление высоких чиновников различных министерств и ведомств, парламентариев, генералов и офицеров, журналистов пробивало любые стены.

И служивым людям группы войск ничего не оставалось, как брать под козырек, встречая гостей, а начфину, вздыхая, подписывать счета.

Приезжайте в гости к нам..


Опубликовано 09.12.2012 в 01:09

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook