Прогноз погоды


"ЗГВ: горькая дорога домой"

развернуть

2

Телепрограмма ЦДВ. Июль 1987 года.

«Советские войска в ГДР, как считают западные эксперты, являются самыми лучшими среди армий стран Варшавского Договора».


Журнал «Ойропеише веркунде» № 6.

1987 год.

«ГСВГ находится в высокой степени боевой готовности и способна вести наступление без предшествующей ей мобилизации».

…Западная группа войск словно оцепенела в ожидании. Всяк, кто служил здесь, уже знал наизусть слова советско-германского Договора. «Вывод советских войск начинается с момента вступления в силу настоящего Договора… Вывод осуществляется в соответствии с графиком, согласуемым с германскими властями…»

Что чувствовал в эти дни Главнокомандующий ЗГВ генерал армии Борис Снетков?

Огромное, неизвестное миру государство лежало на его плечах.

Он еще не знал, не ведал, что через месяц с небольшим сбежит на Запад командир 244 мотострелкового полка подполковник Михаил Колесников. «Дезертир номер один», как назовут его потом в газетах.

Когда об этом случае доложат Горбачеву, тот будет вне себя.

Еще несколько месяцев помощники Президента СССР в газетах и журналах будут нагнетать обстановку, ратовать за скорейший вывод группы. Куда? Это их не интересовало. Академик О. Богомолов в те дни с дрожью в голосе заявлял в германском телеканале АРД, что «Западная группа войск в настоящее время находится в стадии морального разложения».

И Горбачев подпишет разгромный Указ, аналогов которому не найти даже в самые дремучие застойные десятилетия.

Бориса Снеткова снимут с должности, и в декабре того же памятного года в командование группой войск вступит генерал-полковник Матвей Бурлаков.

Так распорядилась судьба, что Бурлаков один из немногих наших генералов, которому приходилось вводить и выводить войска. В свое время он входил в Монголию во главе 39 армии, обустраивался, осваивал «восточную заграницу».

А в ЗГВ приехал из Венгрии, откуда выводил на Родину Южную группу.

Увы, но подобным уникальным войсковым операциям не учили нигде — ни в училищах, ни в академиях. Ни даже в самой признанной и титулованной из всех военных учебных заведений страны — академии Генерального штаба.

Так что приходилось полагаться только на свой опыт. Хотя опыт этот вряд ли был применим здесь, в Германии. Ведь что такое Южная группа войск? Четыре дивизии, да и десяток-другой отдельных частей. А в Западной группе шесть боевых, развернутых по полному штату, армий — пять полевых и одна воздушная.

В одной только 3-й танковой армии, что дислоцировалась в Магдебурге, на самом коротком пути к Бонну, больше «сил и средств», чем во всей Южной группе.

Да, это было настоящее государство с более чем полумиллионным населением. На вооружении ЗГВ состояло столько танков, боевых машин, самолетов, сколько с трудом собирал весь бундесвер.

В 777 военных городках, расположенных во всех землях Восточной Германии, неустанно шла боевая учеба.

Только на боевое дежурство здесь каждый день заступало 14 тысяч человек, а в карауле и суточном наряде не смыкали глаз 40 тысяч солдат и офицеров.

В воздухе и на аэродромах в готовности к боевому применению находились 1400 самолетов и вертолетов, на стартовых позициях — десятки ракетных установок с ядерным оружием.

Офицеры и солдаты совершенствовали боевое мастерство в учебных центрах, располагая самым большим полигоном в Европе.

Магдебургский учебный центр раскинулся на 43 тысячах гектаров и позволял проводить дивизионные учения с боевой стрельбой.

Ежегодно группа в цилиндрах своих двигателей сжигала 800 тысяч тонн топлива и горючесмазочных материалов.

Каждый день, чтобы обеспечить жизнь группы, на дороги Германии выходили 14 тысяч автомобилей.

Группа советских войск в Германии из года в год создавала, лепила собственную, необходимую для жизни и боя, инфраструктуру.

Оглядывая сегодня ее нелегкий путь, понимаешь: она и вправду была уникальным, единственным за всю историю Советского Союза и России, воинским формированием.

Уникальным по целям своим и задачам, по размаху и мощи, по исторической роли для судеб советского и немецкого народов.

Это она выполняла решения Ялтинской и Потсдамской конференций, участвовала в ликвидации основ нацизма на немецкой земле, разворачивала деятельность советской военной администрации.

Группа войск осуществляла не только оккупационные функции, но прежде всего налаживала нормальную жизнь Восточной Германии, занималась становлением органов власти и управления, обеспечивала немецкое население продовольствием, медицинским обслуживанием, открывала школы, театры, музеи.

Переселение в Восточную Германию миллионов новых граждан из всей Европы, возвращение пленных солдат вермахта из концлагерей создавало сложную обстановку. Офицерами и солдатами группы пресекалась деятельность фашистских организаций, банд грабителей.

В последующие десятилетия группа советских войск в Германии стала испытательным полигоном новейших образцов оружия и боевой техники, настоящей полевой академией для командиров и солдат.

До ввода войск в Афганистан боевые характеристики вооружения, возможность личного состава действовать в экстремальных ситуациях оценивались по результатам крупнейших учений и маневров частей и соединений Западной группы войск.

Последний этап существования группы характеризовался радикальностью изменений отношений со странами НАТО, открытостью, завершением деятельности ЗГВ на немецкой земле и выводом войск, новыми партнерскими отношениями с ФРГ.

Почти за полстолетия существования группы с ней связали свою судьбу 540 тысяч офицеров, 180 тысяч прапорщиков, 5 млн. 380 тысяч солдат и сержантов. Если сюда прибавить 416 тысяч рабочих и служащих да 1,5 млн. членов семей военнослужащих, получится солидное государство — более 8 млн. человек.

Эти люди, с гордостью считающие себя ветеранами ЗГВ, оставили здесь частицу своего сердца. Она навсегда в их судьбах — группа войск в Германии.

Обратись сюда издатели книги Гинесса, им бы пришлось существенно пополнить свой труд.

Интересно, что группа войск все делала своими руками — пекла хлеб, реставрировала музыкальные инструменты, восстанавливала знамена, испытывала новейшую технику, проводила уникальные медицинские операции, учила детей.

Главком группы генерал-полковник Матвей Бурлаков любил повторять, что в декабре 1990 года принял под свою команду не шесть армий, как значилось в секретных докладах Генштаба, а семь! Седьмая армия — 90 тысяч детей, 50 тысяч из которых — учащиеся. Они одновременно обучались в 176 школах. Каждое утро 3 тысячи автобусов доставляли их к школьному порогу.

Естественно, такое количество детей и женщин требовало сильной, хорошо оснащенной, разветвленной службы гинекологии и педиатрии. И служба эта действовала. Нигде в Вооруженных Силах не было столько детских и гинекологических кабинетов, отделений, роддомов.

Почти по 5 тысяч новорожденных в год принимали родильные отделения ЗГВ. Всегда рождаемость в группе войск в 2–2,5 раза превышала союзную. А когда в России уже катастрофически падала рождаемость и смертность брала верх, тут еще рожали и рожали. Даже весной 1994 года, когда от группы осталось лишь 10 процентов прежнего состава, главный гинеколог подполковник Анатолий Савицкий признался, что в родильных отделениях на свет появляется по 12–15 малышей в неделю.

А теперь представьте себе, сколько надо было продуктов, чтобы прокормить этих маленьких граждан вместе с их родителями. Оказывается, 800 тонн в сутки.

Западная группа войск даже в годы расцвета и могущества нашей армии старалась больше полагаться на свои силы. Помню комичный случай, когда российский военный журналист, подобно шукшинскому герою, «срезал» немецкого генерала, спросив его о подсобных хозяйствах бундесвера. Генерал никак не мог взять в толк, зачем воинским частям свинофермы? Солдатское ли дело кормить поросят? Нет, не солдатское. Но коли Отечество не способно прокормить своих защитников, хрюшка, выращенная на полковых задворках, очень к месту. Так вот, хрюшек в подсобных хозяйствах содержалось ни много ни мало — 44 тысячи голов, да еще несколько тысяч коров, овец.

Однако не хлебом единым да салом была жива группа войск.

ЗГВ имела свою немалую печать — несколько десятков дивизионных газет, армейскую газету ВВС и старейшую в Вооруженных Силах групповую газету.

На русском и немецком языках выходила в эфир радиостанция «Волга».

Местное Вюнсдофское телевидение было желанным гостем в каждом доме. До сих пор в моей видеотеке хранится прекрасный фильм «Последняя осень», снятый начальником телестудии капитаном 1-го ранга Вячеславом Русиновым.

В свое время здесь давал спектакли групповой профессиональный драматический театр. Правда, при очередном сокращении, еще в 60-е годы эта воинская часть была выведена с территории Германии.

Оркестру штаба, ансамблю песни и пляски повезло больше. Они радовали своим искрометным искусством воинов группы, немецких граждан до самого вывода. А радовать было чем. По созвездию народных и заслуженных артистов ансамбль мог соперничать с ведущими художественными коллективами страны.

…Вот таким было это государство в государстве. Думаю, что оно выполнило свое историческое предназначение — полвека стояло на страже мира в Европе.

И как сказала немецкая газета «НойесДойчланд»: «Можно по-разному относиться к проблемам пребывания советских войск в Восточной Германии, однако следует помнить об одном: добровольно или не очень, но они пошли на весьма непростой шаг».

Да, это был очень непростой шаг. Хочется верить — Германия не забудет его.


Ключевые слова: Книги
Опубликовано 09.12.2012 в 01:23

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook