Прогноз погоды


"ЗГВ: горькая дорога домой"

развернуть

Мы уходим, уходим..

Мы уходили. На этот раз из Германии. Последнее десятилетие мы только и делали, что уходили.

Из Монголии. Из Чехословакии и Венгрии. Из Афганистана. С Кубы. Из Польши. И вот теперь с последнего своего рубежа.

«А надо ли было оставаться здесь в сорок пятом?» — вопрошает разбитной телешоумен. Юродивые сыновья в который раз пытаются кроить отцовскую историю.

А надо ли было вообще воевать с фашистской Германией? Ведь и вправду сытнее здесь и теплее. Существует и такое мнение. Ну что с того, что оно рабское?..

Но случилось так, как случилось. К счастью всего мира, мы победили. И остались в Германии. Нет, не потому, что нам так хотелось. К этому взывали миллионы павших. За что отдавали они самое дорогое — жизнь? За мир для своих сыновей. Хотели они одного, чтобы с немецкой земли никогда, во веки веков, не исходила угроза войны. Но разве не этого хотят сегодня сами немцы?

Если бы не мы, положившие на алтарь Победы, страшно промолвить, — 27 миллионов жизней, то кто? Американцы, англичане, французы? Будем уважительны к их борьбе, но справедливы к матери-истории: на той войне нас некому было заменить.

Или мы, или фашизм? Судьба не предоставила иного выбора.

Но через сорок пять лет выбор был. Уйти или остаться? Как оставались американцы, французы, англичане. Все страны-победительницы, кроме нас.

Однако мы ушли, сделав, безусловно, исторический шаг. Нам нелегко было решиться на этот шаг. Германская история и трагический опыт своей страны тому подтверждение. И тем не менее именно мы принесли объединение немецкому народу.

Некоторым силам в Германии, да и в России, хочется представить этот шаг как вынужденный, совершенный под давлением обстоятельств. Обстоятельства, конечно, были. Но сколько раз в послевоенной истории Советский Союз попросту плевал на очередные обстоятельства, на волю других народов — в 1956-м в Венгрии, в 1968-м в Чехословакии… Он, словно огромный монстр, глядел на мир жерлами своих танков, и мир, повизгивая, как побитая болонка, замолкал.

Теперь было иное — добрая воля народа великой страны, ее руководства во главе с Михаилом Горбачевым.

Следует отдать должное Горбачеву. Он решился на исторически смелый шаг и легализовал возможность немецкой нации на единство. Договор между ФРГ и СССР, подписанный 12 октября 1990 года, об условиях временного пребывания и планомерного вывода советских войск с территории Федеративной Республики Германии заложил фундамент огромного здания, имя которому «вывод войск».

Но строители знают: если расчет нулевого цикла ошибочен и фундамент не прочен, здание обречено, оно неизбежно рухнет. Рухнуло и здание, возведенное «архитектором перестройки» Горбачевым. И под обломками погребло, превратило в прах крупнейшую военную группировку на планете — Западную группу войск.

Самые боеспособные, подготовленные, имеющие за спиной героический путь и величайшие воинские традиции, полки и дивизии наших Вооруженных Сил ушли в никуда. Рассеянные по необъятной территории России, Украины и Беларуси, эти части и соединения ютились в бараках, заброшенных строениях, армейских палатках. Офицеры делили на семьи старые казармы, времянки, сельские избы. Мерзли, мокли, проклиная все на свете, и уходили, уходили, уходили из армии.

Лучшие офицеры теряли веру в себя и в Отечество.

Это была гибель Великой Армии.

В самые напряженные периоды вывод войск опережал темпы строительства жилья в 9 раз. В августе 1993 года, когда до окончательного вывода оставался год, Германию покинуло 76 процентов личного состава Западной группы войск, то есть 419 тысяч человек.

А это значит более 40 тысяч семей офицеров и прапорщиков.

В России же на август 1993 года было введено в строй 2(?!) военных городка.

Бездомными, по существу на улице, оказались около 140 тысяч человек.

Разве это не преступление века? Кто и когда, в какой стране, в каком государстве на исходе ХХ-го столетия, позволил бы подобное издевательство над своей армией, над офицерами и прапорщиками, над их женами и детьми.

Кто же виноват в этом? Как могло случиться такое? Может быть, пришло время разобраться наконец в тайных механизмах преступления, совершенного против армии.

Но только ли в этих механизмах? Геноцид, развязанный против собственного воинства, лишь скромный цветочек в букете преступлений, содеянных в ходе объединения Германии и нашей упорной борьбы за интересы Советского Союза, а в последующем и России.

А может, и не было у нашей страны никаких интересов в Германии? Ни политических, ни военно-стратегических, ни даже интереса к собственному имуществу на миллиарды немецких марок, накопленному в ГДР за полвека жизни и службы?

Трагические вопросы… Но отвечать на них надо. Сегодня. Сейчас.

В тесноте буден, собственных нелегких забот, проблемы, возникшие в результате объединения Германии, отошли на второй план.

До Германии ли, в собственном бы доме разобраться.

Кто так считает, делает роковую ошибку.

Полвека содержания мощнейшей в мире военной группировки на немецкой земле стоили нашей казне неизмеримо дорого.

Но еще больше стоил полувековой мир в Европе. Так что разговор не о тех полувековых затратах — они были неизбежны и вынужденны, а о потерях последнего раунда.

Что греха таить, каждая из стран, участвующих в процессе объединения Германии, имела здесь свои интересы. Да, и США, и Англия, и Франция, и Советский Союз, а в последующем его правопреемница Россия, и, разумеется, сама Германия.

Кто более всего выиграл? Германия. Ныне мощное, самое мощное государство в Европе.

А кто же проиграл? Увы, Советский Союз, Россия. Да, став инициатором объединения немецкого государства, обладая международным приоритетом, а главное, возможностью отстаивать свои интересы, наше руководство проиграло по всем статьям, потерпело сокрушительный провал. Когда знакомишься с документами тех лет, беседуешь с очевидцами событий, экспертами и специалистами, создается впечатление, что Горбачев и Шеварднадзе попросту играли в поддавки с Западом, сдавая одну позицию за другой.

Многие мои беседы, интервью в Западной группе войск заканчивались на удивление стандартно. В конце разговора, офицер ли, генерал, раздосадованный, махнув на все рукой, говорил:

— Ну что тебе не ясно? Продали они Россию. Не знаю, за сколько сребренников, но продали.

Так ли это, не так — не знаю. Возможно, это лишь эмоции. Отметем же их в сторону. Обратимся к документам, мнению специалистов и попытаемся добраться до истины.

Но истина покрыта тайной…

Решения. Договоры. Соглашения. И за ними тайны, тайны… Боннского двора, Кремлевского двора. Крепко хранят свои тайны высокие дворы…

Кто первым предложил вывод войск Западной группы? Коль? Горбачев?

Правда ли, что Коль готов был выложить вдвое больше миллиардов за объединение Германии?

Почему в Вооруженных Силах России бывшего шефа МИДа СССР Э. Шеварднадзе считают махровым предателем?

А не предал ли сам Советский Союз своего бывшего союзника ГДР?

Верно ли, что М. Горбачев предложил Д. Бушу оставить американские войска на европейском континенте?

Был ли смертельно болен Э. Хонеккер, кто помог ему бежать в Москву? Кто и зачем хотел купить историю болезни бывшего руководителя ГДР за 300 тысяч марок?

Действительно ли генерал М. Бурлаков был «паханом» русской мафии в ЗГВ, как о нем писала немецкая пресса?

Тайны, тайны… В своей книге мне хочется раскрыть некоторые из них. Конечно, не все удалось разгадать. Многие секреты раскроет только время. Но то, что удалось, выношу на ваш суд, дорогой читатель.


Опубликовано 09.12.2012 в 20:04

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook